Одно из многих чудес

Раввин Тули Вайс

Ханука — время признания чудес. В этом году наша семья пережила потрясающее чудо.

Я обычный человек, но накануне Хануки, когда мы благословляем и славим Вс-вышнего за чудеса, которые Он творил и творит «в те дни и в наше время», я чувствую, что должен рассказать о некоторых моментах последнего года, пережитого нашей семьей.

Год назад моя сестра вышла замуж в Иерусалиме. Это событие было особенно радостным, волнующим и торжественным, так как из всех нас она единственная была еще не связана браком. Представляете: самая младшая девочка в семье, вдруг (для тех, кто старше, это всегда — вдруг) повзрослела, стала невестой и пошла под Хупу со своим избранником. Мои родители были взволнованы: шутка ли — отдать замуж последнего ребенка!

На следующий день после свадьбы, сестра спросила отца, почему он неважно выглядит. «Я чувствую себя больным из-за уплаты свадебных расходов», - отшутился он. Но все мы заметили, что сестра права. Кожа и глаза папы имели нездоровый, желтоватый оттенок.

Вернувшись с мамой домой в Огайо, отец записался на прием к врачу, тот его осмотрел, назначил анализы, дополнительные тесты, и, в результате, был поставлен страшный диагноз: рак поджелудочной железы. Больные этой формой рака, - особенно опасной, так как болезнь развивается в глубине организма, и первые симптомы проявляются, когда уже слишком поздно, - имеют ничтожный шанс выжить. Точнее, почти никаких шансов. Для нашей семьи эта новость была еще хуже: мы слишком хорошо знали о смертоносной репутации такого рака, - мой дедушка умер от него десять лет назад.

После того, как прошел первый шок, мы все стали обшаривать Интернет в поиске полезных сведений; читали все, что смогли найти, подписались на уведомления, касающиеся любых новаций, касающихся борьбы с этим недугом.

Но главное, мы делали все, что в наших силах, чтобы сохранять положительный настрой и не унывать. Мама поддерживала папу и нас, папа был храбр и полон решимости, а мы, братья и сестры, делали то, к чему нас приучили родители с самого нашего детства: мы молились. Мои сестры разделили псалмы между всеми членами семьи и друзьями, и мы целиком прочитывали всю книгу Псалмов ежедневно.

Мы проштудировали ускоренный курс онкологии и узнали о различных видах лучевой- и химиотерапии, назначенных нашему папе, мы надеялись, что опухоль уменьшится и, в конечном счете, может быть удалена с помощью сложной процедуры, которая называется «уиппл». Мои родители вылетели в Нью-Йорк, где их ожидал доктор Джон Шабот. Он был чрезвычайно успешным и уважаемым хирургом, и, что немаловажно, производил удивительное впечатление своей мягкой манерой говорить и достоинством джентльмена, чьи доброта и смирение внушали уверенность, что он тот человек, который нужен, - посланник Б-га, готовый приложить все усилия, чтобы осуществить Его волю.

 

За день до операции, мы отправились в Бруклин, чтобы получить благословение раввина Биньямина Эйзенбергера. С пронзительной убежденностью этот молодой раввин сказал моему отцу: «Завтрашний день — не день вашего смертного приговора, завтра вы начнете новую жизнь! Ваша операция пройдет успешно, при условии, что вы в полной мере будете убеждены в следующем: независимо от квалификации врача, Б-г ваш целитель. Вы не должны нервничать или бояться даже на один процент. Вы станете живым и вдохновляющим примером, убеждающим всех остальных в том, что Б-г может все. Нет ничего слишком сложного или, наоборот, ничтожного для Всемогущего. В том числе, и такая болезнь, как ваша. Б-г — источник всех благословений и чудес! Он может абсолютно все!»

 

Папа очень хотел стать живым и вдохновляющим примером для тех, кто в таком примере нуждается.

 

В шесть утра в больнице собрались все мы, прилетевшие из Израиля, Монреаля и Огайо. В этот день мы хотели быть вместе. Мы были напуганы, но отец, на удивление, сохранял спокойствие и умиротворенность. За несколько минут до того, как его на каталке увезли в операционную, папа обратился к доктору Шаботу: «Доктор, моя семья происходит от рода еврейских священников, восходящего к Аѓарону, брату Моисея. В Храме в Иерусалиме, Коѓены благословляли народ Израиля особым благословением, которым я хотел бы благословить вас сегодня: пусть Б-г благословит вас и защитит вас!»

Мы были в слезах. А папа отправился на операцию, отдав себя целиком и полностью в любящие руки Б-га.

Мы прошли в зал ожидания. Два часа миновали, ни слова от врачей. Четыре часа — без какого-либо уведомления. Шесть часов, восемь часов, десять часов... Наконец, через двенадцать часов, появился доктор Шабот. Напряжение было гигантским и длилось оно весь день — с утра до вечера, а приговор прозвучал за считанные секунды: «Мы справились. Опухоль удалена. Это все».

Могло ли это быть правдой? Окончательной?! Мы не верили своим ушам. Слава Б-гу! Доктор Шабот использовал новейшие технологии, которые не были доступны всего шесть месяцев назад. Он, пожалуй, единственный хирург в США, который мог это сделать. Но очевидно также, что он был полноправным посланником Творца, замаскированным ангелом, что и почувствовали мои родители, как только встретились с ним.

Мы были вне себя от радости и плакали в зале ожидания. Б-г совершил чудо для нас, и мы испытывали огромную благодарность и великий трепет.

По страницам сайта aish.com,

перевод с английского А.В.Фельдман

Ханука самеах и Шабат Шалом!

 

 

 

 
Поделиться ссылкой в соцсетях:

Комментарии

Чтобы оставить свой комментарий, авторизуйтесь в одной из соцсетей

0комментариев